На Бората снова подали в суд. Истец-автоинструктор

Американский инструктор по вождению, который появился в одном из эпизодов скандальной комедии «Борат: изучение американской культуры во имя славного народа Казахстана», подал иск в суд против создателей фильма, сообщает ВВС.

Житель Балтимора Майкл Псеничка, который утверждает, что был введен в заблуждение (ему сказали, что снимается документальное кино об интеграции иммигрантов в американское общество) намерен отсудить у автора сюжета – британского еврейского комика Саши Барона Коэна и компании «20th Century Fox» более 100 тысяч долларов.

Между тем, представители кинокомпании заявили, что Псеничке было заплачено за его участие в фильме, на которое он сам же и дал согласие в свое время.  Автоинструктор, который также работает учителем математики в средней школе, получил за урок вождения Борату 500 долларов.

У автора сценария и исполнителя главной роли в скандальной комедии «Борат: изучение американской культуры во благо славного народа Казахстана» Саши Барона Коэна — этот иск уже не первый и даже не второй.

Ведь комедия о казахстанском журналисте, за пошлость и неполиткорректные шутки не рекомендованная к прокату в России, в США собрала в мировом прокате более 260 миллионов долларов. Столь триумфальные сборы не могли оставить равнодушными случайных актеров, «засветившихся в фильме».

В прошлом году на британского комика уже подавали в суд оскорбленные жители румынской деревни Глод, кадры с которыми без их ведома включили в фильм. Незадолго до них судебный иск против создателей фильма был подан флоридскими студентами, в состоянии опьянения допускавшими расистские и сексистские высказывания перед камерой. Оба иска по разным причинам были отклонены судом, а сам Коэн на церемонии вручения «Золотого глобуса» поблагодарил «всех, кто еще не пытался меня засудить».

Кроме «Золотого глобуса», эксцентричный эксперимент с Боратом принес Коэну славу самого высокооплачиваемого британского актера и контракт на сумму 23 миллиона евро с «Universal Pictures», которая экранизирует историю другого, не менее скандального его персонажа — австрийского гея-журналиста Бруно.