Дураки на дорогах

Сегодня к двум традиционным русским бедам — дуракам и дорогам — добавилась новая проблема, возникшая в результате их сочетания
Этим летом я стоял в пробке на МКАДе. Вдруг сзади в меня на огромной скорости влетают «Жигули». Тормозной путь — 30 метров. Бензобак моего автомобиля вмяло в колёса. Рама искривилась. В голове – туман. В общем, конец света.

Прихожу в себя. Выбираюсь из салона. Спрашиваю (в переводе на литературный): «Мужик, ты что, пьяный? Мы вроде все тут стоим. А ты летишь куда-то, глаза вылупив». Но потом вижу, что никакой он не пьяный, а простоѕ дурак!

Этот случай заставил меня задуматься о том, что главная опасность для русских водителей и пешеходов не состояние дорог, не технические проблемы автомобилей, а дураки на дорогах. Вроде того, что испортил мою машину и сам чуть не убился по собственной дурости.

 

В чём тут главная трудность?

Сегодня мы только встали на путь, который уже прошли Европа, Америка и некоторые азиатские страны. В России набирает темпы первичная автомобилизация населения. За руль садятся новые и новые миллионы водителей. Но сам-то человек при этом не изменяется. И, управляя машиной, зачастую реализует свои комплексы.

«Какой же русский не любит быстрой езды», — с гордостью любим мы повторить при случае. «Тормоза придумал трус!». «Разобьюсь, но газ не сброшу!». И этот менталитет также приносит нам огромные беды.

Казалось бы, автомобиль — великое благо. Дополнительная степень свободы. Он даёт человеку совершенно иное ощущение пространства, чувство мощи. Кроме того, хорошая машина позволяет своему владельцу осознавать причастность к классу обеспеченных людей. Если же говорить о стране в целом, то железный конь обеспечивает новые рабочие места: на автомобильных заводах, заправках, стоянках, автосервисахѕ А качественные транспортные услуги стимулируют подъём экономики.

Но то, что для всего мира является символом прогресса, для нас стало настоящим бедствием. Население России оказалось неподготовленным к массовой автомобилизации. Мы пока не научились цивилизованно вести себя за рулём. В результате на дорогах страны который год идёт грандиозная война всех против всех, в которой ежегодно гибнут более 30 тысяч человек и около 300 тысяч получают ранения.

 

Можем ли мы изменить ситуацию?

Имея большой опыт вождения и видя, как ездят в других странах, я замечаю постепенные перемены и в нашем менталитете.

К примеру, в Москве первичную автомобилизацию я наблюдал в начале 90-х. Многие тогда, купив дорогую иномарку, неслись, нагло подрезая других. Ездили по газонам и тротуарам.

Теперь же в столице 3,5 миллиона машин. И чтобы весь город не превратился в одну большую пробку, москвичи просто вынуждены соблюдать правила. Кроме того, понемногу вырабатывается культура вождения. Автовладельцы всё чаще стараются уступить дорогу, облегчить друг другу движение. В общем, начинают походить в этом смысле на европейцев. И в целом отношение к железному коню стало более спокойным.

Сегодня крутой машиной уже никого не удивишь. Автомобиль, действительно, превращается в средство передвижения, не более того. И гораздо больше теперь раздражают не новые русские, а представители власти с мигалками, позволяющие себе откровенное хамство на трассе.

Но это Москва. А в других наших городах автомобиль зачастую всё ещё воспринимается неадекватно. И спасение от дурака на дороге остаётся весьма актуальной проблемой.

Сам я вожу машину уже более 20 лет (к тому же ещё при СССР успел поработать редактором автомобильного журнала). И за это время у меня выработались свои принципы езды и представление о том, как человек должен вести себя за рулём. Правила эти просты, но эффективны. И я готов ими поделиться.

Из-за чего у нас в основном происходят аварии? Если смотреть в корень, то в 90% случаев — из-за превышения скорости. Поэтому сам я никогда не езжу быстрее определённого предела. Хотя моё авто может развивать и 200, и 250 км/ч, я не позволяю себе набирать скорость, которая превышала бы установленный правилами режим более чем на 10 – 15 км/ч.

Во-вторых, всегда пристёгиваюсь. Многие считают, что ремень безопасности — полная ерунда. Порой даже воспринимают желание пассажира пристегнуться как неуважение, недоверие к их водительской квалификации. На самом же деле до 60% автовладельцев, погибающих в ДТП, могли бы остаться в живых, будь на них в момент аварии ремень безопасности.

В-третьих, ночью у жителей России почему-то вырываются наружу все нездоровые инстинкты. И по моим наблюдениям, обычно с 20 до 23 часов на дорогу вылезают пьяные водители. Поэтому я стараюсь без крайней необходимости в тёмное время суток не ездить.

В-четвёртых, никогда не пью за рулём. Хотя кому-то, наверное, смешно это слышать. Вообще, езжу я очень много. За год набегает 70 – 80 тысяч километров. Приходится садиться в машину и в дождь, и в снег, и в гололёд. Поэтому всегда стараюсь передвигаться на полноприводном автомобиле.

Кроме того, всегда нужно иметь запас мощности двигателя, без чего водитель не может чувствовать себя уверенно на загруженной трассе.

Казалось бы, все эти простые истины звучат как дважды два. Однако именно из-за несоблюдения элементарных правил происходит огромное количество трагедий.

Кстати, имея большой водительский стаж, по поведению чужой машины на трассе ты сразу понимаешь, кто за рулём: женщина, старичок или он самый — наш герой дурачок.

Дурака всегда видно: он рвёт с места, несётся, подрезая других, мчит на красный, неожиданно перестраивается из ряда в рядѕ

Раньше, встретив такого человека на дороге, я пытался с ним спорить — производить ответные манёвры, порой забывая о правилах. Но со временем это желание исчезло. И главный принцип ПДД для меня трансформировался в ДДД: дай дорогу дураку!

Волей-неволей изучая природу данной категории наших сограждан, я пришёл к выводу, что всё это ущербные люди. Те, кому любой ценой необходимо реализовать болезненное чувство самолюбия. И если в обычной жизни они порой незаметны и дурь их не так сильно бросается в глаза, то на дороге, получив дополнительное преимущество в виде десятков лошадиных сил, дураки проявляют себя во всей красе. И эти дефекты характера, изъяны духа зачастую оборачиваются гибелью окружающих.

 

Какова здесь роль государства?

Роль эта сегодня совершенно неправильная. В 1990-е годы власть, озаботившись ситуацией, начала было ужесточение правил. Ввели специальные карточки, накопительную систему штрафных баллов. Но сразу же раздались либеральные стоны: государство, мол, обходится с водителями слишком жёстко, на Западе такого строгого отношения нет. И снова пошли послабления. А за ними и рост числа ДТП.

Теперь вот опять подняли штрафы. Но в то же время, взяв пример с заграницы, нашим русским людям думают разрешить употреблять за рулём определённую дозу алкоголя. (В переводе в привычную систему измерения — примерно бутылку пива или бокал некрепкого вина.) Но дело ведь не в количестве разрешённых промилле, а в самом принципе: «Можно — значит, можно!».
Пытаясь перенять чужой опыт без учёта собственного менталитета, мы шарахаемся из стороны в сторону. В то время как нужно искать золотую середину. Постепенными мерами, законодательно добиваться отстранения дураков от управления автомобилем.

На дорогах страны постоянно идёт страшный естественный отсев таких водителей. Но они же убивают и ни в чём не повинных людей. Поэтому некоторые категории населения нужно изъять из этого процесса по определению. В первую очередь речь идёт о пьяницах, а также психически неуравновешенных людях со взрывными реакциями, обострённым самолюбием. Выявлять и отсеивать их должны специалисты. Для себя же я определил простую формулу: если в течение года человек трижды попадает в аварию, ездить ему нельзя.

Что касается самих правил дорожного движения, то, думаю, нынешнее их ужесточение недостаточно. Надо вспомнить советскую формулу: «Пьяный за рулём — преступник!». И если человек хоть раз задержан за вождение в нетрезвом виде — навсегда лишать его прав. То же самое с соблюдением скоростного режима. Второй раз попался на превышении, которое составило 50 км/ч и выше, — передвигайся всю оставшуюся жизнь на общественном транспорте. Целее будешь. И никого не убьёшь.

Кто-то возразит: «Всё равно ничего не изменится. А вот размер взяток гаишникам увеличится в разы». Но ведь нарушитель, отдавая эти деньги инспектору, большой радости тоже не испытает. Да и борьба с коррупцией в МВД — отдельный вопрос.

Да, безопасность на дорогах зависит и от развития самой транспортной инфраструктуры. Конечно, нам необходимо строить современные трассы, создавать новые развязки, приводить в порядок разметку и знаки. Но главное, повторяю, разобраться с дураками на дорогах.

Если мы хотим с меньшими потерями пройти опасный период автомобилизации, как это сделала Европа в 1960 — 1970-е, то должны принимать адекватные меры. А когда всё устаканится и каждый участник движения поймёт, что автомобиль не роскошь или телега разврата, тогда можно будет подумать и о некоторой либерализации правил. Пока же любое послабление приводит к восстановлению печального статус-кво, когда дуракам везде у нас дорога.

Александр ЛАПИН

newspaper.moe-online.ru